История семьи Довгилевичей в письме от московской журналистки

Лидская гимназия. В верхнем ряду 3-й слева Довгелевич Зигмунт, 1930-е

С Довгилевич Татьяной Генриховной мы познакомились посредством почтовой переписки ещё в 2005 году. Меня интересовала тогда историческая информация о жителе Лиды Довгелевиче Вацлаве Тадеушевиче, репрессированном в 1940 году. Узнав у родственников Татьяны её адрес, я обратился с просьбой сообщить мне о жизненных путях членов семьи Довгелевичей (написание их фамилий бывает через «ге» или «ги»). Вот о чём, в ответном письме, рассказала мне московская журналистка.

«В Принеманском крае, в Лидском повете Российской империи, жила в местности Товкини возле местечка Жирмуны, в конце 19 века семья моего прадеда – Фердинанда Довгелевича. Сам прадед происходил из многодетной семьи, в которой было 8 братьев и сестёр. Из этого следует, что потомков из его рода должно быть много, и, наверное, в Беларуси тоже. Фердинанд в конце 1880-х годов женился на дочери богатого помещика – полковника Сикорского. Это был так называемый мезальянс, то есть неравный брак, потому, что Фердинанд был беден, служил почтальоном.

У него и у жены его Каролины было 4 детей: старшая Мария, Адольф (1890 года рождения), Тадеуш (1894 года рождения) и Вацлав (1898 года рождения). Ещё когда дети были малолетними, Фердинанд погиб. Его зимой загрызла волчья стая, когда он вёз на санях почту. Каролина умерла два года спустя, и детей на воспитание взяли дедушка с бабушкой – Сикорские. Видимо, младшего Вацлава дед Сикорский усыновил, а потом оставил ему дом и имение в деревне Крупово (по-польски Крупы, в гмине Жирмуны) вблизи Лиды. Поэтому в архивных документах на Вацлава он пишется по отчеству Тадеушевич, так как деда Сикорского звали Тадеуш. А бабушку кажется, называли Каролиной, как и умершую её дочь.

В 1912 году старшие дети уехали из дома: Мария вышла замуж за Шешко и вместе с ним отправилась искать счастья в Америке, Адольф и Тадеуш убыли на Кавказ, где стали служить в Российской Императорской армии. Нужно уточнить, что в окрестностях деревни Товкини были земли самих Довгелевичей, а также соседствующих с ними Банцевичей и Шешко. Все они между собой частенько женились и писали свои фамилии как хотели. Так племянник Фердинанда писался как Банцевич-Довгелевич. Его семья в 1915 году выехала по эвакуации на восточные земли России, так как в 1914 году началась русско-германская война и немецкие армии стали завоёвывать западные губернии, в том числе и Гродненскую. Семья племянника смогла возвратиться в Лиду только вначале 1920-х годов.

Адольф и Тадеуш служили в составе Российской армии на Кавказе, сформированной в 1915 году для отражения ударов турецкой армии, вступившей в войну с Россией. Тадеуш дослужился до чина младшего унтер-офицера, воевал на Кавказе, получил ранение, лечился в Москве в лазарете. В 1920-е годы поселился в Новороссийске. В 1926 году был репрессирован в первый раз – осудили его на 5 лет. А в 1938 году (в самый разгар политических репрессий) снова арестован НКВД как польский шпион и на этот раз расстрелян.

Русская армия на Кавказе в ходе Огнотской операции против турок в 1916 году

Адольф был в Российской армии ефрейтором на должности надсмотрщика телеграфно-телефонной станции. Их телеграфная рота являлась подразделением 4-го Кавказского сапёрного батальона. 6 декабря 1916 года Адольф Довгилевич был награждён Георгиевским крестом 4-й степени за героизм, проявленный в ходе Мушской и Огнотской боевых операций по разгрому турецкой армии. Награду он получил за восстановление перебитого кабеля связи на том участке, где погибло до него несколько солдат, посланных эту связь обеспечить. В 1917 году, в числе отличившихся на службе, Адольф окончил почтово-телеграфную школу. На экзаменах получил высокие баллы по диктанту, военной телеграфии, физике и по работе на аппарате. Он подал рапорт о желании подвергнуться испытаниям для производства в младшие унтер-офицеры. Но, увы, революционные события 1917 года, приведшие к развалу Императорской армии, не позволили Адольфу достигнуть намеченного. После демобилизации из армии он остался жить на Кавказе в Северной Осетии. Здесь родился его сын, которого назвали Генрихом.

Адольф Довгилевич был моим дедушкой. К сожалению, сама я дедушку расспросить об истории рода не смогла, он умер, когда я была маленькой. Георгиевский крест не сохранился или его спрятали куда подальше, так как в Советском Союзе награды от царя никто не носил. А если узнавали, что кто-то имеет царские ордена, то его могли уличить в борьбе с революционным движением и, якобы, за это император выдавал ему ордена. Дедушка Адольф тоже должен был быть арестован в 1942 году. Но его предупредила машинистка, которая печатала постановление о его аресте. Ему удалось вместе с женой уехать в Астрахань, и тем самым он разминулся с сотрудниками НКВД.

Журналист газеты СТАЛИНЕЦ Довгилевич Генрих Адольфович

Сын Адольфа – Генрих (мой отец) был арестован НКВД в 1940 году и осуждён как польский шпион на 6 лет. Когда его арестовали, ему ещё не исполнилось 18 лет. Он работал в Калмыкии в редакции газеты «Сталинец». Написал заметку, в которой «наступил на хвост» председателю райпотребсоюза и заведующему заготконторой, которые «налево» распределяли хромовую кожу и овчину. Те написали на отца донос в отдел НКВД.

Отца направили в лагеря Вологодской области. Он чудом избежал страшной смерти в 1941 году, когда был издан секретный приказ об уничтожении иностранцев в лагерях. Тогда под чистую собрали всех немцев, поляков, венгров, румын и прочих, погрузили в баржу и затопили. Отца искали, но он тогда лежал в лазарете, не был в общем бараке, а конвоирам всё надо было делать быстро и скрытно. Вот и не стали его долго искать. Поэтому на баржу он не попал. Отец говорил, что из того этапа, с которым его отправили на Север, выживал только один человек из тысячи. В лагере его взяли работать в больницу для заключённых, где он был медбратом. Это было его вторым спасением, так как условия жизни в больнице были лучше, чем в лагерной зоне среди вологодских лесов.

Довгилевич Генрих Адольфович

В лазарете он научился ухаживать за больными, а вскоре стал практически знакомиться с азами медицины. По истечении лагерного срока он поступил в Ивано-Франковский медицинский институт. После распределения работал три года в Якутии, затем в Москве в Центральном институте травматологии и ортопедии, был назначен главным хирургом Минздрава СССР, затем начальником Главка там же. На пенсии работал врачом-методистом. Ездил в качестве консультанта в госпиталь в Северную Осетию во время осетино-ингушского военного конфликта. Всю жизнь над ним висело прозвище «враг народа». Им пользовались (он был классный специалист, заслуженный врач РСФСР), взамен только тыкая его в прошлое, не смотря на реабилитацию и все заслуги перед страной.

Но возвратимся в Лиду, которая тогда уже входила в состав Польши и где в 1920-30-х годах жил младший брат Тадеуша и Адольфа – Довгелевич Вацлав. Он удачно женился на дочери богатого человека – Анне Антоновне Козиньской. Проживали они в Гродненском повете в местечке, называемом Езёры (Озёры), где находилось гминное правление. У них было трое детей – Зигмунт, Станислав и Янина.

Осенью 1939 года в Лидском повете, как и во всех бывших восточных территориях Польши, установилась советская власть, которая была насаждаема здесь методами насилия. 20 мая 1940 года Вацлав Довгилевич был арестован органами НКВД как член антисоветской организации «Союз польских патриотов» и осужден на срок 8 лет. Наказание отбывал в Печорском лагере. Здесь заключённые работали на строительстве железной дороги на земле, скованной вечной мерзлотой».

Историческая справка. В июне 1941 года Германия напала на Советский Союз, советские войска терпели одно поражение за другим. В августе 1941 года была объявлена амнистия для бывших польских граждан с условием их мобилизации в создаваемые в СССР дивизии Войска Польского. Такое стало возможным на основании договорённости польского эмигрантского правительства с Советским Союзом после принятия польско-советской военной концепции 30 июля 1941 года.

Таким образом, на территории СССР стали формироваться польские дивизии, в одну из которых в 1941 году был мобилизован Вацлав Тадеушевич Довгелевич. В дальнейшем эти дивизии были выведены из СССР и направлены польским эмигрантским правительством на Ближний Восток в Палестину, где польский 2-й армейский корпус генерала Станислава Андерса был введён в состав Союзнических вооружённых сил. Войска США, Англии и Канады в июле 1943 года высадили крупный десант на Сицилии, открыв фронт против войск Италии и Германии. А 2-ой польский корпус генерала Андерса вместе с английскими войсками в феврале – марте 1944 года прибыл в Италию и вступил в боевые действия против немецких войск.

Штурм крепости Монте-Кассино войсками союзников

В районе монастыря Монте-Кассино велись жестокие бои с фашистами. Здесь находилась немецкая оборонительная «линия Густова». Войска союзников с января по март трижды не могли овладеть этим укреплённым пунктом, который размещался на вершине скалистой горы и сдерживал наступление на Рим. Изучив обстановку, Андерс предложил союзному командованию поставить на направлении главного атакующего удара 2-й корпус. «Мир должен услышать о героизме солдат и офицеров польского корпуса», сказал генерал Андерс, выступая перед войсками.

Подготовка к штурму продолжалась 82 дня. Местность вокруг монастыря сильно простреливалась немцами из дотов на подходах к крепости. 12 мая 1944 года после артподготовки и авиационной бомбёжки, проведенной войсками союзников, начался штурм. На скалистой, изрезанной теснинами местности сложно было применять технику. Войска продвигались очень медленно, проявляя героизм при захвате немецких дотов. Раненые по несколько суток ждали помощи. Её оказывали американские санитары из числа гражданских добровольцев. Эвакуировать раненых на скалистой местности было очень сложно. А на горе Монте-Кассино как раз буйно зацвели дикорастущие красные маки. Война не щадила ни природу, ни людей, падающих под шквальным огнём. Для сотен тысяч героев эта весна стала последней. При штурме погибло кроме поляков немало белорусов и украинцев из состава 2-го корпуса, а также солдат и офицеров союзнических войск – англичан, американцев, канадцев.

17 мая 1944 года над развалинами крепости Монте-Кассино был поднят польский влаг. Как и говорил Андерс, о героизме солдат 2-го армейского корпуса узнал весь мир. Путь на Рим был открыт. Войска союзников 6 июня освободили столицу Италии. А 2-й армейский корпус продолжает воевать на территории Италии, участвует в освобождении порта Анкона, Болоньи …

1 сентября 1945 года, в годовщину начала Второй мировой войны, Станислав Андерс присутствовал на открытии кладбища погибших под Монте-Кассино. «Каждую весну на этой горе будут расцветать маки, - сказал генерал, - после нашей победы они ещё больше покраснели… от крови тех, кто пал героем на поле битвы».

После окончания войны 2-й польский корпус насчитывал 112 тысяч человек. Правительство Англии решает направить корпус из Италии в свою страну. В 1946 году начинается демобилизация. Многие направляются в Польшу. Белорусы и украинцы хотят выехать к своим семьям. Офицеры корпуса предупреждают их, что в СССР бывшие солдаты могут быть репрессированы. Люди не хотят в это верить, обращаются в советское посольство, где их заверяют, что Родина их примет и можно спокойно возвращаться на прежнее место жительства.

Архивная справка. После демобилизации в 1946-1949 гг. некоторые бывшие военнослужащие «армии Андерса» (в основном белорусы и украинцы уроженцы Западной Белоруссии, Западной Украины и Литвы) прибыли к своим семьям в СССР, где в 1951 году были репрессированы и вывезены вместе с семьями в Иркутскую область.

Продолжение письма. «Вацлав Довгелевич выжил в сражении за Монте-Кассино, воевал с немцами до конца войны, а после остался на жительство в Англии. В социалистическую Польшу, куда переехала из Лиды его семья, ехать он не смог. Он опасался нового ареста – свежа ещё была память о первой судимости.

Довгелевич Зигмунт Вацлавович

Старший сын Вацлава – Зигмунд, в годы войны сражался на Лидчине в рядах польской подпольной Армии Крайовой. Имел кодовое имя «Гранат». В 1944 году он был арестован Лидским отделом НКВД за участие в АК. Четыре года содержался в лагерях под Челябинском, а потом был амнистирован. Его брат и сестра, Станислав и Ядвига, были подростками, в АК не участвовали. Зигмунд выехал из СССР на жительство в Польшу в конце 1940-х годов. У Зигмунта есть дочь Анна, она живёт в Польше, и я веду с ней переписку. С Зигмунтом я познакомилась в 2000 году. Это был удивительный, уникальный человек редкостных душевных качеств, таких людей я раньше никогда не встречала. Он работал учителем, затем директором школы в Гданьске.

Семья наших родственников Довгилевичей проживала также в Пинске. Там был бурмистром Адам Довгилевич – брат Йозефа и Фердинанда (последний был моим прадедом). В честь Довгилевича Адама в Пинске названа улица Адамская. Ещё я переписываюсь с одной из дальних родственниц, живущей в Америке – Марией Довгилевич. Она, троюродная сестра моего отца, занималась историей нашего рода, готовила книгу об этом.

Уважаемый коллега, я не знаю, в каком ключе Вы будете писать о польском освободительном движении. Прошлые времена могут возвращаться. Может быть, в Беларуси этих поляков опять считают диверсантами и врагами, я не могу о том знать. Я знаю только, что советская государственная машина стальным катком прокатилась по нашей семье. Эта власть распоряжалась судьбами людей как мусором, арестовывая, расстреливая и затем реабилитируя моих родных, руководствуясь какой-то антилогикой и слепой ненавистью ко всему живому.

История такая, какой была, и другой не будет. Я дорожу памятью о своих родных, я горжусь Георгиевским крестом моего деда Адольфа, участием в битве с фашистами при Монте-Кассино двоюродного деда Вацлава, в сражениях Армии Крайовой и в польской «Солидарности» племянника Зигмунда. Я горжусь судьбой моего отца Генриха, который выжил вопреки всему и остался настоящим человеком, хотя его уничтожали только за то, что по крови он был поляком. Если у тебя отбирают страну, дом, семью, как у Вацлава и его сына Зигмунда, если отбирают саму жизнь, как у Тадеуша, то человек имеет право на сопротивление».

С пожеланием Вам успехов и с уважением, Татьяна Довгилевич. Москва, 29.03.2005 г.

 

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter