Евреи в Ветке

Ветка — город (с 1925), районный центр в Гомельской области (Республика Беларусь). Основан в 1680-х гг. В 16-18 вв. — в Речицком повете Минского воеводства в составе Речи Посполитой. С 1772 — в составе Российской империи, в Белицком уезде, с 1852 — в Гомельском уезде Могилёвской губернии. В 1919-26 — в Гомельской губернии РСФСР, в 1926-91 — в составе БССР.

О времени основания Ветки и старообрядческих слобод на Гомельщине

.

Когда была основана Ветка? Исторической науке известно, что этот го¬род был основан старообрядцами в 1685 г. Иногда называется и другая воз¬можная дата основания города — 1682 г. Разница между этими датами не¬большая, но всё-таки для истории и краеведения она существенная. Что каса¬ется времени основания старообрядческих слобод и поселения старообрядцев на Гомельщине, то называется весьма «расплывчатая» дата – конец 17- начало 18 вв. То есть, это может быть 1680 г. или, к примеру, 1720. А эти слободы, между прочим, дали начало многим современным населённым пунктам Го¬мельской области. Таким образом, выяснив даты основания слобод и время поселения старообрядцев, мы можем узнать о времени основания целого ряда населённых пунктов Гомельской области. К сожалению, в настоящее время история сельских населённых пунктов Гомельской области изучена неудовлетворительно. Здесь необходимо изучать архивные документы. Но доступ к ним для исследователей сильно затруднён, т.к. документы 17- 18 вв. находятся в лучшем случае в Национальном историческом архиве в Минске, а многие документы – в архивах Польши, Литвы, России.

Ветка

Сразу хочу заметить, что этой книгой внедряюсь в вотчину величайшего из топонимиков современности Александра Федоровича Рогалева, которого уважаю и которого немного побаиваюсь, ибо он непререкаемый авторитет в своей области исследований, преподаватель университета, ученый, словом тот, кто при необходимости может осадить бедного беллетриста. Именно ему принадлежит мысль, дарующая представление о том, как возникали названия поселений в нашей Беларуси. Этот исследователь поставил слово на ту ступень, которую оно и должно занимать в человеческой жизни.